Третий звонок на экзамен

В Рязанском театре на Соборной состоялась премьера … сессии!

На этих экзаменах не помогут шпаргалки. Не спасут подсказки соседа и не снизойдет всемогущая «халява». Здесь можно надеяться только на выработанные в многотрудных репетициях навыки, ну и, пожалуй, на такую неуловимую материю, как актёрское вдохновение.

19 и 20 июня в Рязанском театре на Соборной молодые актёры, студенты III курса Ярославского государственного театрального института, сдавали сессию по творческой практике.

Уже который год в Театре на Соборной проходит своеобразный эксперимент: при поддержке губернаторского гранта театр на своей базе совместно с ЯГТИ осуществляет подготовку актёрских кадров. Кадровые проблемы российских театров, особенно провинциальных, сейчас ни для кого не секрет. Удержать после выпуска молодую талантливую театральную молодёжь на периферии, в то время когда яркими огнями манит столица, – задача не из лёгких. Для Рязани эта проблема особенно острая: Москва всего в 200-х километрах! И пусть потом окажется, что яркие огни оказались однодневными сериалами или другими пустышками, – но драгоценное время уже утекло сквозь пальцы.

Поэтому сейчас некоторые российские театры идут по пути эксперимента, обучая студентов непосредственно в своих стенах. Для Театра на Соборной такой опыт уже не новый: первый набранный по этой схеме курс уже давно завершил обучение и серьёзно работает в театре. И зимой 2007 года театр совместно с Ярославским театральным институтом проводит новый набор. Полноценную теоретическую подготовку обеспечивают преподаватели ЯГТИ, периодически приезжающие в Рязань с лекционными курсами. И при этом, находясь в театре, студенты получают уникальную возможность изучения практических дисциплин непосредственно на сцене. Тем самым уже с первого года обучения молодой актёр начинает чувствовать себя частью коллектива.

Рассказывает художественный руководитель курса, заслуженный деятель искусств России Василий Грищенко:

– Уже сейчас студенты заняты практически в каждом спектакле нашего театра. Роли пока небольшие, по форме более пластические. Но есть и постановки, сделанные специально под молодых артистов. Такой стала новогодняя сказка «Белый колдун», спектакль «Мальчишки, жить!» и «Кукушкины слёзки» по рассказам Шукшина. Сейчас я планирую восстановить спектакль «День Веселения» («Пеппи Длинныйчулок»), который также рассчитан на молодую труппу. Словом, планов много.

Такая практика, когда актёр проходит обучение непосредственно в театре, конечно, во многом хороша, но в чём-то и опасна. Студент накапливает актёрской опыт, опыт работы в театре, который не во всём положительный. И здесь на театр возлагается большая ответственность правильно направить формирующуюся личность. В то же время и сами ребята должны чётко понимать, для чего они пришли в театр, в чём состоит их задача. Только осознав это, они могут обрести бесценный опыт работы. Обучение студента при театре – это форма, которая изначально практиковалась в русском театре. Потом школу от театра отделили, создав своеобразный инкубатор. И сейчас мы видим, что большая часть выпускников не идёт в профессию. Лишь некоторые способны продолжить свою судьбу на сцене. Многие актеры, показывавшие прекрасные результаты во время обучения, попав после выпуска в театр, не могут найти в нём своё место. Неожиданно для себя они открывают, что учёба и реальный театр – это совершенно разные вещи. Для наших студентов постижение профессии и постижение театра идут параллельно. Конечно, такая форма обучения тоже не идеальна (идеального в жизни просто не бывает), но на сегодняшний день она, пожалуй, самая прогрессивная.

Действительно, за эти три года молодые студенты крепко «вросли» в театр, получив и свою долю зрительского признания. Они стали с театром «одной крови», как говорит педагог курса, заслуженная артистка России, заслуженный деятель искусств России Ольга Прищепова. Приняв студентов три года назад под своё крыло, она буквально стала для них второй мамой. И кто ещё лучше может оценить, как растут и изменяются «театральные дети»!

– Конечно, ребята меняются, становятся тоньше, деликатнее, – говорит Ольга Прищепова. –  Они стали больше читать книжек! С ними становится интереснее общаться. Ведь они пришли к нам практически с улицы, в их лице мы получили срез нынешнего поколения. Но прошло три года, и мы видим, как разительно они отличаются от своих сверстников! Они по-иному начинают ощущать действительность, воспринимать жизнь. Я им всё время говорю: «Ребята, вы – избранные! Вы можете то, чего не могут многие, вам это дано. И вы должны свой талант нести через всю жизнь, оберегать его и быть за него ответственными».

Сейчас уже курс устоялся, и мы можем с лёгким сердцем сказать, что при отборе сделали правильный выбор. Конечно, всем талант даден в разной степени. Но надо сказать, что очень многое зависит от работоспособности. Бывает, что природа поскупилась, но в процессе работы человек доберёт, разомнёт свои способности, как пластилин, и вылепит себя сам. А другой, не обладая трудолюбием, просто зароет свой талант в землю, и здесь уже никакие педагоги ничего не смогут сделать.

В летнюю сессию 11 студентов отчитывались по дисциплинам «Эстрадный танец», «Сценическая речь», «Сценическое движение». И, конечно же, главное испытание актёрского мастерства: 20 июня был представлен спектакль «Кукушкины слёзки». Атмосферу театральной сессии каждый хорошо может представить по любимому фильму «Карнавал», в котором героиня Ирины Муравьёвой, приоткрывая двери аудитории, попадала будто в новые миры. Так было и здесь: зажигательный эстрадный танец, зловещий «Пир во время чумы» на сценречи, головокружительные бои в лучших голливудских традициях на сцендвижении, проникновенные шукшинские истории.

Мастерство рязанских студентов оценивали не только их театральные учителя, но и ярославские преподаватели: профессор, проректор по научной и инновационной деятельности Ирина Азеева, профессор, режиссёр, заслуженный деятель искусств России Александр Кузин, доцент, зав. кафедрой сценической речи Татьяна Гуревич. Назвать комиссию «строгой», честно говоря, рука не поднимается: первый раз на сессии я видела, чтобы экзаменационная комиссия хохотала! Смех-смехом, но оценивались работы при этом со всей строгостью, поскольку требования, которые предъявляются к современному актёру, как никогда жёсткие:

Будущие актёры должны уметь всё: сегодня такой театр, – считает профессор ЯГТИ, режиссёр Александр Кузин. – Они должны блестяще владеть своим телом, хорошо разговаривать. Они должны быть внутри очень подвижны, должны быть обаятельны, красивы, свободны, быть современными и очень образованными людьми. На это и направлен процесс обучения, процесс трудный, продолжительный. И когда это удаётся, тогда мы, действительно, получаем хорошего актёра.

– Как на Ваш взгляд изменились за три года рязанские студенты?

– Мне нравится этот курс. Мы его вместе набирали, и он растёт на моих глазах. Мальчики превращаются в серьёзных молодых людей, красивых, статных. Девочки становятся прекрасными дамами, хорошо собой владеющими, чувствующими партнёра по сцене. Они не просто хорошо контактируют друг с другом на сцене – они ещё ощущают реакцию зрительного зала. А это и есть те профессиональные навыки, которые должны быть присущи каждому артисту. Сейчас ребята на третьем курсе, и их уже начинают вводить в спектакли. И это правильно, потому что в это время начинает закладываться школа. И ещё мне понравилось, что артисты театра участвуют в тренинге студентов. Казалось бы, они уже закончили институт и уже давным-давно сданы все зачёты, но они выходят и помогают студентам на показах! В этом есть ещё один плюс такого обучения: такие студенты будут избавлены от стрессов при поступлении в театр. Театр ведь не всегда принимает молодого актёра с распростёртыми объятиями… Но здесь я вижу абсолютное отсутствие барьеров между актёрами и студентами, театр их принял за своих.

– Танец, речь, движение – это всё-таки форма. А как заложить в молодого актёра содержание? Мастерство актёра – этому вообще можно научить?

Научить нельзя. Можно научиться. Как говорят: не я делаю упражнение, а упражнение делает меня. Если упражнение правильно выполнять, то оно будет формировать личность человека. Танец, речь, движение – это технология актёрского мастерства. На спектакле «Кукушкины слезки» мы увидели серьёзную актёрскую работу. И мне очень понравилось, что одно с другим очень зацепилось.

Конечно, есть ещё некоторые проблемы, которые ребятам необходимо будет решать. И эти проблемы гораздо сложнее сегодняшних зачётов. Я имею в виду глубинное постижение профессии, то, что и называется непосредственно актёрством. Танец, сценическая речь, сценическое движение – конечно, их освоить тоже нелегко, но посильно, поскольку в них есть жёсткая форма. В жёсткой форме всегда работать не легко, но легче. А всё что касается серьёзного погружения в актёрскую профессию, это гораздо труднее. И совсем не обязательно, что ребята это освоят за время обучения. Это длинная дорога, путь всей жизни.

24 июня 2010 г. «Новая газета»  Автор: Вера Новикова