Драматурги ищут путь к зрителю

Вчера в Театре на Соборной завершился VI Всероссийский фестиваль спектаклей для подростков «На пороге юности». Он стал ярким событием в театральной жизни нашей страны. В его программе были не только спектакли ведущих театров страны, но и лаборатории, семинары, «круглый стол» на тему «Театр и подросток». В рамках фестиваля прошли две драматургические лаборатории. На одной обсуждалась пьеса молодого автора Ярославы Пулинович, а на второй – произведения признанных мастеров – Ксении Драгунской и Виктора Ольшанского.

КСЕНИЯ ДРАГУНСКАЯ прочитала свою пьесу «Истребление». Она посвящена весьма актуальной теме – единому государственному экзамену.

После прочтения пьесы автором для критиков, актёров и зрительского жюри фестиваля Ксения Драгунская любезно согласилась ответить на наши вопросы.

- Ксения, вы сегодня прочитали пьесу, которая уже идёт в театре.

- Но эта пьеса, уверяю вас, вряд ли будет идти ещё где-либо, кроме Teatra.doc. И я думаю, что это было полезно хотя бы для ребят из зрительского жюри – они уже хотят поехать в Москву и посмотреть этот спектакль. Тем более что «Истребление» - экспериментальная пьеса. Это ведь не то, когда зрители садятся и смотрят, как люди на сцене разговаривают. Это – попытка поменять зрителей и актёров местами, и самое интересное происходит в зале.

- В чём концептуальность вашей пьесы?

- Это своего рода акция, направленная на то, чтобы привлечь к теме ЕГЭ как можно больше зрительского внимания. И чтобы зритель задумался о последствиях этого эксперимента. Ведь мы духовно вырождаемся, мы становимся, как я написала, нацией обходчиков газопроводов.

- Вы – постоянный участник рязанского фестиваля. Как вы относитесь к Рязани, к нашему Театру на Соборной и к фестивалю?

- Я вообще очень люблю ваш город, ваш гостеприимный театр и всегда готова принимать участие в его проектах – не только фестивальных, но и в каких-то разовых акциях, во всём. Надеюсь, что мы ещё и посотрудничаем, что у меня тут будет какой-то спектакль – может быть, даже новаторский, экспериментальный. Я очень дружу с Василием Владимировичем Грищенко. Считаю, что он очень скромный, мужественный человек. Как раз из тех, у которых есть радение. Что касается фестиваля, то мне очень понравился спектакль театра «Ведогонь» из Зеленограда «Царь Фёдор Иоаннович».

Главное – театры имеют возможность приехать сюда, в Рязань, пообщаться. Это очень для них полезно. Например, на фестивале был ТЮЗ из такого крупного русскоязычного культурного города, как Одесса. Он переживает довольно-таки сложные времена. Но ему дали возможность сыграть и конкурсный, и гостевой спектакли. Это прекрасно, что есть такой фестиваль, как рязанский. Такой фестиваль должен длиться вечно.

- Ксения, вы также постоянно принимаете участие в драматургических лабораториях фестиваля. Как вы оцениваете современную драматургию для детей и юношества?

- Очевидно, что для данной зрительской аудитории драматурги пишут мало. Из молодых достойных авторов могу назвать лишь Ярославу Пулинович, некоторых представителей «школы Коляды». А мои коллеги постарше – Юра Клавдиев, Дурненковы, Вадик Ливанов – всё-таки в их творчестве многовато ненормативной лексики. Их стремление приблизиться к языку подростков часто оборачивается тем, что мы слышим одни табуированные выражения. Я не считаю, что это правильно, потому что всё-таки, не фальшивя, не впадая в слащавость, в лакировку действительности, всё равно ты должен воспитывать человека, который знает, что хороших людей больше, чем плохих. И с помощью добрых, умных взрослых можно преодолеть любые проблемы. Необходимо, чтобы у человека было здоровое сознание. Вот это важно.

Следующая пьеса, подвергшаяся разбору на творческой драматургической лаборатории, - «Сын оленя» известного драматурга ВИКТОРА ОЛЬШАНСКОГО. Кстати, любимого драматурга фестиваля – спектакль по его пьесе «Тринадцатая звезда» завоевал на пятом фестивале приз зрительского жюри. Поэтому новую пьесу московского драматурга ждали с особым интересом. После её обсуждения автор ответил на наши вопросы.

-  Почему вы решили обратиться именно к абхазской легенде?

- Случайно. Как это часто бывает, случай всегда играет свою роль. Дело в том, что парафраз этой сказке звучит в любимой мною книге Фазиля Искандера «Сандро из Чегема», которую я часто перечитываю. Там сохранены элементы этой сказки, но Фазиль Искандер ушёл от основы довольно далеко – она стала лишь поводом для его интересных мыслей. Когда я прочитал собственно саму сказку, то понял, что она может стать пьесой.

- Какие впечатления у вас от нынешнего фестиваля?

- Впечатления хорошие. Это моё третье посещение рязанского фестиваля. Мне здесь очень интересно, потому что по неким причинам всё-таки драматург – это кустарь-одиночка, а не театральный человек, пишу дома. Для меня фестиваль – возможность увидеть то, что происходит в разных городах, на разных сценах. Это ещё возможность соотнести то, чем ты занимаешься, о чём думаешь, с тем, что интересно режиссёрам.

- Как вы оцениваете состояние современной драматургии для детей и подростков?

- Конечно, слухи о её смерти преувеличены, но, тем не менее, дела в драматургии для детей и подростков обстоят не блестяще. Дело в том, что для многих авторов моего поколения и более старших коллег, которые занимались этим делом всерьёз, детская драматургия была формой ухода от нормативной драматургии для взрослых. Тогда в детскую драму приходили талантливые детские писатели, просто люди инакомыслящие – они имели возможность выйти из круга неких требований и представлений о том, что надо писать.

Так вот, люди того поколения или ушли, или уходят. Мои коллеги – драматурги, пишущие для детей, постепенно от этого дела отошли. К сожалению, не вижу, чтобы нам в спину «дышали» молодые авторы. Сейчас в театр пришла большая поросль молодых драматургов, для которых эта тема неинтересна.

Ярослава Пулинович, которая читала свою пьесу на одной из лабораторий, – редкое исключение. А потому, коль детских современных пьес нет, то, во-первых, - театры используют фонд уже написанных пьес, а во-вторых, есть «Чипполино» и «Буратино», есть ставка на некий раскрученный лейбл, на некий раскрученный бренд, на который ведутся зрители. Театры же берут старую инсценировку или делают её сами, и играется спектакль – то, что называется «поставить сказочку».

- А какие у вас впечатления от сегодняшней лаборатории? Вам было интересно?

- Конечно, обсуждение всегда интересно, независимо от того, что говорят. И даже если говорят какие-то странные вещи. А в данном случае сидели люди, имена которых мне не просто интересны, а очень интересны. Например, Олег Лоевский, Ксения Драгунская, Ольга Глазунова. Они знают современный театр и драматургию для детей. Они – бесспорные эксперты.

                8 октября 2010 г. «Рязанские ведомости» Автор: Владлен Гордиенко