Четверть века на Соборной

Театральный роман Василия Грищенко

Лицо каждого театра во многом определяет руководитель. Двадцать пять лет назад в Рязанский ТЮЗ пришёл Василий Грищенко. С тех пор произошло много событий – и радостных, и грустных, но капитан ведёт свой корабль строго по курсу; всё для детей и подростков. Но и про юношество, и про взрослых здесь не забывают, ставят спектакли для разной аудитории.

Василий Грищенко давно стал заслуженным деятелем искусств России, ТЮЗ переименован в Театр для детей и молодёжи на Соборной… Кстати, почему?

В.Г. – Соборность – очень ёмкое понятие. И здание наше находится на центральной Соборной площади – само место притягательное. Понятие Театр юного зрителя сужает диапазон, рождает ассоциацию только со спектаклями про белочек и зайчиков. А у нас для каждой возрастной группы есть свои названия. Но, конечно, основные функции остались те же: мы работаем для детей, молодёжи, подростков. Взрослых уже нечему учить, надо воспитывать детей и подростков: та среда, которая существует вокруг, пагубно действует на неокрепшие души. А мы ставим мировую классику.

Р.В. – Василий Владимирович, как получилось, что вы попали именно в театр для детей? Что было в вашей судьбе до Рязани?

В.Г. – В театр я попал в 1965 году, когда поступил в училище при театре драмы имени Пушкина в Красноярске. Пока был студентом, освоил все театральные профессии, чтобы не жить на одну стипендию: и в электроцехе работал, и в бутафорском, и рабочим-монтировщиком был, и администратором. А на втором курсе уже играл главную роль в спектакле. Когда окончил училище, меня пригласили в знаменитый красноярский ТЮЗ, театр имени Ленинского комсомола. В нём работали такие режиссёры, как Кама Гинкас, Генриетта Яновская, Борис Цейтлин, Юрий Погребничко. Это была прекрасная школа. Каждый год мы гастролировали в Петербурге.

Но с очередным главным режиссёром я не сработался и на несколько лет ушёл в филармонию, где у меня был свой коллектив. Затем вернулся в театр Ленкомсомола и стал не только играть, но ставить спектакли – и в родном театре, и в Норильске, Ачинске, Абакане, Канске. Один из спектаклей, «Команда» по пьесе С. Злотникова, был приглашён в Москву как лучший спектакль и прошёл с большим успехом. В 1985 году я поступил на Высшие режиссёрские курсы, на курс Бориса Голубовского, и через год, когда закончил их, мне предложили возглавить театр в Рязани.

И, надо сказать, что некоторые из первых моих спектаклей, поставленных на этой сцене, идут до сих пор: «Маугли», «Конёк-Горбунок» и другие. За двадцать с лишним лет сменилось много актёрских составов, в зале уже третье поколение зрителей… А спектакли живы. Правда, одно из представлений зрители досматривали через пять лет…

Р.В. – ?

В.Г. – В 1994 году во время спектакля «Маугли» загорелась проводка в одной из гримёрок. Театр до 1999 года был закрыт на реставрацию. И, надо сказать, очень своевременно: во время работ рухнул потолок ­– состояние здания было плачевным. Кстати, на следующий год зданию исполнится 150 лет.

Это был очень сложный «бездомный» период, когда мы где только ни репетировали, даже под лестницами. Выпускали новые спектакли и в Муниципальном культурном центре, и в филармонии, много работали на выезде. Надо было сохранить коллектив, и нам это удалось.

Р.В. – А что сейчас представляет собой труппа?

В.Г. – Я добился почти всего, чего хотел. Пожалуй, у нас одна из самых молодых (по возрасту актёров) трупп в стране. И молодёжь наша хорошо подготовлена. Мы в декабре выпустим уже второй набор актёрского курса при Ярославском театральном институте (театр получил на это грант), и все выпускники вольются в наш коллектив. Я как руководитель курса очень рад: ребята пришли совсем неподготовленные, а теперь это совсем другие люди, знающие театральное дело.

Р.В. – Вы строгий руководитель?

В.Г. – Иногда бываю слишком строг, а иногда чересчур снисходителен…

Р.В. – Двадцать пять лет в одном театре… Как не потерять тонус?

В.Г. – Усталость бывает, когда что-то не клеится, что-то сопротивляется. Но как только возьмёшь паузу, сразу дела идут хуже. Всё время приходится быть в движении, что-то придумывать…

Р.В. – И одно из ваших начинаний – ставший известным на всю страну фестиваль спектаклей для подростков «На пороге юности».

В.Г. – Первый фестиваль состоялся ещё в 2000-м, а в 2012-м мы уже седьмой раз соберём гостей в Рязани. Как написал критик Геннадий Дёмин, это единственный в мире фестиваль спектаклей, адресованных именно подросткам. И мы стараемся выдерживать этот формат. Сейчас в России много детских театральных фестивалей, но возрастные рамки, как правило, «размыты». А подростковый период - это очень непростое время становления человека. Недаром у нас на афише фестиваля нарисован мальчишка, шагающий в неизвестность…

Р.В. – Когда вы предоставляете площадку молодым режиссёрам для экспериментов, вы тоже шагаете в неизвестность. Риск себя оправдывает? Прежде всего, имею в виду новый проект творческих лабораторий.

В.Г. – Творческие мастерские – это не новое, это хорошо забытое старое. Я помню, какие лаборатории были у той же Генриетты Яновской в 60-70-е в Красноярском ТЮЗе. Лаборатории полезны и для наших актёров, и для молодых режиссёров. Также это поиск новой драматургии для детей и подростков – чем мы занимались и на наших фестивалях. Может быть, те люди, имена которых мы сейчас открываем, в будущем станут признанными классиками.

Мне дорог этот проект, который мы начали вместе с драматургом Ксенией Драгунской, а позже к нему активно подключился режиссёр Евгений Зимин. Нас поддерживает областной комитет по культуре и туризму. В ближайшем будущем планируем пригласить в Рязань молодых режиссёров на лабораторию по классике, хотим предложить им поставить Чехова, Островского, Шекспира…

Р.В. – А что касается планов на этот сезон и на будущий год в целом? Ведь у вас столько событий в 2012-м: фестиваль, 75-летие театра, 150-летие здания…

В.Г. – Начну с ближайших планов. Осенью у нас плотный гастрольный график. В конце сентября уезжаем в Сочи: там проходит Год театра в рамках культурной программы Олимпиады-2014. Будем показывать три спектакля: «Муха» по Корнею Чуковскому, «У ковчега в восемь» Ульриха Хуба, «Милый друг» Ги де Мопассана. В начале октября в рамках программы культурного сотрудничества России и Белоруссии покажем в Гомеле «У ковчега в восемь» и «Милого друга». А в ноябре отправимся в Москву на Третий Международный фестиваль «Сказочный мир» со спектаклем «У ковчега в восемь».

Свой сезон мы откроем премьерой «Айболита» Вадима Коростылёва и Ролана Быкова, а в дальнейших планах – «Вверх тормашками» Ксении Драгунской и её же инсценировка «Денискиных рассказов» Виктора Драгунского, спектакль по рассказам Чехова и «Денис Давыдов» к 200-летию войны 1812 года. Юбилеи театра и здания мы, возможно, объединим с проведением фестиваля, который хотим провести весной. Ведь во второй половине года нас ждёт капитальный ремонт хозяйственной части здания (более поздняя пристройка), которая не ремонтировалась в 90-е годы.

Р.В. – И последний вопрос, Василий Владимирович. При таком количестве дел, при таком темпе жизни как вы отдыхаете?

В.Г. – Уезжаю за город, на дачу. Речка рядом, можно искупаться, порыбачить. Главное там – тишина...

13 сентября «Рязанские ведомости»  Автор: Елена Коренева