Сосватали

Рязанские театры начали сезон Островским

Амурные настроения нынче в тренде. Строить отношения, искать пару и высчитывать совместимость – стало любимым занятием страны, ежевечерне вздыхающей: «Давай поженимся!..» Уловив витающий в воздухе свадебный флёр, два рязанских театра выбрали для открытия сезона две «матримониальные» комедии, причём одного автора – Островского. «У нас товар», – игриво заявляет театр драмы, выводя на парад невест купеческую внучку Поликсену Барабошеву. «А у нас купец», – отвечает Театр на Соборной, присватывая почтенного сына почтенной вдовы Мишеньку Бальзаминова.

 <…>

Чёрная невеста

Идею поставить «Женитьбу Бальзаминова» режиссёр Марина Есенина обдумывала с самого своего прихода в Театр на Соборной, но в репертуаре пьеса появилась только сейчас. Обстоятельность понятная: уж слишком ярок кинематографический вариант пьесы. Расставить в тексте Островского свои акценты, избежать ассоциаций и предложить авторское прочтение – такая нелёгкая задача стояла перед режиссёром. В итоге вместо предвкушаемой пряничной истории одной брачной авантюры зрителя ожидает трагифарс о злоключениях маленького человека, обуянного мечтой о богатстве.

И в этом спектакле главным местом действия становится сад. Но уже отцветший и пожелтевший.  «Вдруг вижу я, маменька, будто иду я по саду; навстречу мне идёт дама красоты необыкновенной», – этот сон Миши Бальзаминова словно определил пространство постановки. Художник Юлия Ксензова опутывает весь объём сцены осенними листьями, гибкими лианами то ли хмеля, то ли ещё какого дурмана. Здесь всё так уютно, так мягко и по-домашнему. Дремота и скука однообразных будней запуталась в многослойных юбках и стёганых халатах. Хлопочет у самовара кухарка Матрёна (з.а. России Людмила Сорокина), причитая характерным рязанским говорком. Пестует своего единственного сыночка матушка Бальзаминова (з.а. России Светлана Гузикова). Разворачивает бурную деятельность предприимчивая сваха Красавина (з.а. России Нина Бурдыгина), нарезая по сцене круги на трехколёсной лошадке.

В этом женском царстве у Миши Бальзаминова, наверное, и не было иной судьбы, как вырасти избалованным недотёпой с детской улыбкой. Такой образ создаёт Дмитрий Мазепа, представляя инфантильного, социально бесполезного человека, заблудившегося в мамкиных юбках. Потому так легко он попадает под влияние бравого офицера Чебакова (Андрей Кондрашов). Их амурные аферы с пылкими сёстрами Пеженовыми (Анна Комарова и Людмила Конина) были разыграны так уморительно, что зритель откровенно хохотал. И уже казалось, что вот так – под суетливые хлопоты, охи-вздохи и ежеминутное «Прости, господи» – сюжет и дойдёт до финала.

Но появляется ещё один персонаж – Белотелова, вдова на выданье. Словно в пику её «говорящей» фамилии и экранного образа роскошной Мордюковой Есенина ставит на эту роль изящную Марину Заланскую. Затягивая актрису в чёрные шелка, награждая хриплым завывающим голосом и грацией восставшего зомби, режиссёр создаёт обескураживающий образ. Забавная поначалу, по ходу Белотелова превращается в ядовитую Чёрную вдову: оплетает своей паутиной Бальзаминова и манит подарками. И только что такие невинные глаза Мишеньки загораются алчным огнём, пальцы уже пересчитывают вожделенные купюры, а в речи прорывается полубезумный смех. Внезапное перерождение обрывается таким же неожиданным – демоническим – финалом, оставляя зрителя самостоятельно домысливать развязку.

<…>

31 октября 2013 г. «Новая газета» Автор: Вера Новикова

http://novgaz-rzn.ru/nomer31102013_41/1478.html